Любовная атака

Любовная атака

Жанры: Короткие любовные романы

Авторы:

Просмотров: 2

Отец Лайзы Нортон много лет назад привез из деловой поездки два деревянных бревна очень ценной хуонской сосны. Он мечтал стать скульптором, даже учился этому искусству, но скоро понял, что ему никогда не хватит таланта и мастерства, чтобы работать с таким уникальным материалом. И вот перед его семидесятипятилетним юбилеем Лайза решает заказать известному скульптору Джеку Харрису бюст отца из этого замечательного дерева. Но Джек делает Лайзе неожиданное предложение…

Ронда Грей
Любовная атака

1

Лайза Нортон дослушала сигналы, затем стала считать гудки в телефонном аппарате: один, два, три, четыре… Считая, она ждала ставшего уже привычным сообщения с магнитофона Джека Харриса и лениво размышляла, какую глупость выдумает тот на сей раз.

Кроме того, Лайза задавала себе вопрос, причем не впервые, существует ли Джек Харрис на самом деле, и если да, то в своем ли он уме. Дурацкая мысль: если этот человек не существует, то самый известный художник по дереву – просто вымысел. И потом, кому-то же должен принадлежать этот удивительный голос, оставлявший на ее магнитофоне сообщения в ответ на те, что Лайза оставляла ему.

Впрочем, если его способ пользования телефоном, к которому он приделал магнитофон, о чем-то говорит, то вопрос о состоянии рассудка этого художника явно остается открытым. Даже голос, как уже начинало казаться Лайзе, был каким-то ненатуральным. Человеческое горло неспособно издавать такие звуки: скрипучий тембр и необыкновенная глубина наводили на мысль о том, что здесь тоже не обошлось без механики.

– С вами говорит магнитофон Джека Харриса, – начал замогильный голос. – Его человеческое воплощение в настоящий момент неспособно к общению и, как водится, свалило все на меня. Если желаете оставить сообщение, я с радостью передам его в нужное время. Если же вам необходим диалог реальных людей или общение с машиной выше ваших слабых человеческих силенок, предлагаю включить ваш собственный магнитофон после звукового сигнала.

– Черт бы его побрал!

Кажется, она звонит господину Харрису уже в четвертый – нет, в пятый раз, и хотя сообщения всегда были разными, их сущность неизменно сводилась к одному: его нет дома, он перезвонит.

И перезвонит, уж это-то Лайзе было известно. Джек Харрис звонил после каждого ее сообщения. Беда была в том, что время его звонков никак не совпадало с ее пребыванием дома. В первый раз Лайза пыталась связаться с ним почти неделю назад, но единственное, чего ей пока удалось добиться, – это довольно невразумительного диалога с магнитофоном.

Лайза подошла к трюмо и тяжело вздохнула.

Из зеркала на нее смотрела невысокая девушка лет под тридцать с буйной гривой длинных волос, цвет которых колебался от темно-каштанового до темно-медового с проблесками оттенка меди. Ярко-синие глаза, прямой нос, широкий подвижный рот, хорошие зубы, глубокие ямочки на щеках. Фигура, надо отдать должное, недурна: ноги очень хороши, во всяком случае, так говорили.

Однако у Лайзы всегда было ощущение, что она слишком мала ростом и масса густых волос грозит совсем поглотить ее миниатюрную фигурку. Привлекательна? Возможно, но не красавица, это уж точно.

Ну хватит! На этот раз довольно! – сердито подумала девушка. Она успела подготовиться как раз к тому моменту, когда прозвучал звуковой сигнал.

– Приветствую тебя, магнитофон! – нараспев произнесла Лайза. – Я магнитофон мисс Нортон. Я снова повторяю: мой индивидуум желает пообщаться с твоим человеческим воплощением – и по-человечески. – С трудом удерживаясь от смеха, девушка продолжала: – То есть лицом к лицу и таким образом, как принято между людьми. Я, конечно, понимаю, что по нашим с тобой стандартам такое общение несовершенно, однако таково желание моего индивидуума, и я буду тебе крайне признательна, если ты доведешь его до сведения твоего человеческого воплощения, если оно вообще существует, а не является плодом твоего механического воображения… – На мгновение Лайза замолчала, а потом выплеснула новую порцию своего раздражения на бездушную пленку Джека Харриса. – Пит… мы ведь уже достаточно хорошо знакомы, чтобы называть друг друга по имени. Можно, я буду называть тебя так? – заговорила Лайза страстным голосом, просто-таки источавшим соблазн. – Дело в том, что мой индивидуум желает обсудить с твоим нечто более сложное, чем просто бизнес. Она желает обсуждать искусство, Пит, понимаешь, – искусство! А для этого, Пит, необходим личный человеческий контакт, ибо каждому известно и то, что у машин души нет, не так ли, Пит, у нас ведь нет души?

Лайза набрала побольше воздуха в легкие и снова заговорила голосом этакого механического секс-символа.

– Ах, мой дорогой Пит, – вздохнула она, – ну вот, я снова устроила себе короткое замыкание. Прости меня, пожалуйста, но ты же знаешь, как это бывает, – эти люди такие разные, так раздражают и… ну, в общем, ты понимаешь.

И Лайза, дав волю воображению, пустилась во все тяжкие, обещая магнитофону Джека Харриса самые чувственные из механических наслаждений, если тот снизойдет до того, чтобы дать ей указания, «разумеется, когда тебе будет удобно, – я знаю, как ты занят, обеспечивая жизнеспособность и творческую деятельность своего индивидуума», чтобы ее индивидуум мог добраться до того места в Тасмании, где на Лиффи-Ривер обосновался Джек Харрис.