Ветер.Ах, этот Икстлен…или « Баловство с магией»

Ветер.Ах, этот Икстлен…или « Баловство с магией»

Жанры: Фэнтези

Авторы:

Просмотров: 8

Тимур Ибатулин
Ветер
Ах, этот Икстлен…
или «Баловство с магией»

Для сознания, обретшего понимание цикличности, все проникнуто магией вечности.

(Дэйн Рэдьяр)

Необдуманность поступков может иметь стоимость жизни.

(мудрость старца)

Информация к размышлению.

«11 ноября 2007 г. в Керченском проливе случилась крупнейшая в России за последние два десятилетия морская катастрофа. В результате сильного шторма, накрывшего черноморское побережье Крыма и Кавказа, пострадало одиннадцать судов, пять из которых затонуло. Последствия трагичны: восемь погибших членов экипажа сухогруза «Нахичевань», около 2 тыс. т мазута, вытекших в море из разломившегося пополам танкера «Волгонефть-139», попавшие в воду 6,8 тыс. т технической серы из трех сухогрузов.

Дрейфующие пятна мазута в течение четырех дней после катастрофы распространились по Керченскому проливу, измарав берега. Пострадали, среди прочих, Таманский залив и плавни с восточной стороны косы Чушка. Здесь на зимовках находятся тысячи водных птиц, подвергшихся воздействию первыми. Дело в том, что птицы не избегают нефтепродуктов на воде, есть даже данные, что радужные пятна привлекают их. Испачкав оперение, птицы лишаются способности терморегуляции, а пытаясь чиститься, глотают изрядно ядовитую смесь углеводородов».

(Из доклада Василия СПИРИДОНОВА, руководителя объединенной экспедиции Всемирного фонда дикой природы и

Института океанологии РАН в район Таманского полуострова)

27.11.2007 г.

Глава 1

— Все, хватит! Надо и на море успеть, так можно без купания остаться! — Вовка с сожалением, но решительно захлопнул книгу.

Сережка давно советовал почитать Кастанеду. Что Вовка и сделал, как только увидел у хозяйки на полке знакомое имя на зеленом бумажном переплете. На титуле бульварного издания значилось: «Путешествие в Икстлен». Текст, вначале скучный и сухой, через полсотни страниц увлек, втянул в свой ритм повествования. Разве мог Вовка в свои пятнадцать лет предположить, что порой грань между жизнью и написанным настолько тонка…

Но обо всем по порядку.

Лето плескало солнцем, щедро разбрасывая блики в самые недоступные, казалось, места. Это обилие света завораживало и дарило радость жизни, простой, бесхитростной, но имеющей определенную наполненность. Вчера увидел пятно солнца в погребе, как же удивился, а оказалось все просто — солнечный зайчик из зеркала на стене прихожей прыгнул в зеркальце на комоде веранды, и, отразившись от люстры, спикировал вниз — в погреб, — Вовка улыбнулся, вспомнив, как искал причину света «… в темном царстве». За эти несколько дней, проведенных у моря, случилось много интересного.

И вот теперь книга… захватила, унесла, заставила по-иному чувствовать мир, предложила прислушаться к себе и окружающему.

Главного героя книги зовут Карлос. Он ищет встречи со старым индейцем, о котором молва говорит как о колдуне. При близком знакомстве видно, что это самый заурядный чудаковатый старик. Карлос желает побольше узнать о травах и их свойствах и немного расстроен такой стариковской простоте — он ожидал большего. Старик же усмотрел в нем ученика — стал последовательно вводить в свое мировоззрение, ломая привычный порядок мироощущений у молодого человека и умудряясь не противоречить основным постулатам христианства. А потом в книге вообще началось странное…

— Ты идешь на море? — неожиданно возникнув? спросила с порога Светка, что разом выбило все мысли о Кастанеде.

Вовка вздрогнул, легко вскочил, улыбнулся и… оробел — солнце за ее спиной пушисто облегало фигуру, искрились золотистые волосы, казалось? девушка вся состоит из светоносных частиц, источает, дарит сияние.

— Ты вся светишься, — восхищенно сказал он.

— Фу на тебя, — слегка покраснела она и развернулась уйти.

— Вечно вы… женщины, все не так понимаете, — почти обидевшись, развеселился Вовка. — Ну, солнце, же! Ты словно вся из света!..

Задумчиво улыбнувшись, Света посмотрела странным, долгим взглядом и… шагнула за порог.

— Света — вся из света! — поддразнил ее Вовка. Она всегда остро реагировала на эту фразу. Вот и теперь…

Ох… как она успела — получив хороший подзатыльник, Вовка свалился кулем с подоконника в траву. Потёр ушибленное место, о котором говорят, что оно мягкое (хотя какое «мягкое», когда падаешь, очень даже жесткое…). Вовчик заглянул в проем окна, и получил подушкой по голове. Сел от неожиданности, ойкнул, а с другой стороны уже слышался удаляющийся смех…