Газета День Литературы # 126 (2007 2)

Газета День Литературы  # 126 (2007 2)

Жанры: Публицистика

Авторы:

Просмотров: 5

Владимир Бондаренко А ЕСТЬ ЛИ У НАС ЛИТЕРАТУРА?

Этот литературный год, на мой взгляд, был в литературе абсолютно провальным, никаких новых тенденций, никаких новых имен. Пустота. Давно такого не было. Конечно, когда я готовился к выступлению по итогам года в Союзе писателей России, я пролистал все наши журналы и сборники, просмотрел всю хронику года.

В стане наших врагов – либералов, тоже не случилось ничего существенного. Но, по крайней мере, там наметилась какая-то новая тенденция, целый поток художественных книг о будущем России, явная смесь утопии и антиутопии, ибо уже невозможно отделить одно от другого. Кто-то читает книгу Владимира Сорокина "День опричника" как антиутопию и издевку над будущим России, которое заканчивается очередной опричниной. Кто-то (и многие, даже очень многие, от скинхедов до молодых имперцев) прочитал её как националистический манифест на будущее, как программу опричнизации всей России. Парадокс в том, что эти молодые радикалы правы, и уверен, сам Владимир Сорокин не может точно сказать, что из надуманного ему не нравится, над чем он издевается, а что выдаёт, как свои самые тайные помыслы. То же самое можно сказать и о "ЖиДах" Дмитрия Быкова. Да, он мой давний и яростный оппонент (хотя в таланте ему не откажешь), циник предельный. Провокатор отменный, ибо его "ЖиДы" читаются лишь только как "жиды", и я готов доказать это сотнями цитат, когда в контексте иначе они не воспринимаются. Зачем он это сделал, ему виднее, но ведь и его "ЖиДы" читаются многими тоже как программа на будущее. Если говорить откровенно, из всей серии либеральных романов о будущем этот "жидовский" роман Быкова самый яркий и талантливый. С варягами мы как-нибудь разберёмся сами, но что усталому русскому народу делать с "ЖиДами"? Так предельно, как Дмитрий Быков, эту проблему не заострял ни Баркашов, ни Климов. Он выставил её на всеобщее обозрение, за что ему и спасибо.

Считаю, что все идеологи русского движения обязательно должны внимательно прочитать "ЖиДов" Дмитрия Быкова, – многому научатся. В этой же серии романов о будущем и "2008" Сергея Доренко, и "Ампир В" Виктора Пелевина, и "2017" Ольги Славниковой (пожалуй, лучшая её книга). То есть либералы с опаской и в упор вглядываются в будущее России, предвидя её национализацию, её русский проект. В эту же серию футурологических романов включил бы я уже с нашей стороны "Теплоход "Иосиф Бродский" своего друга Александра Проханова. Но мне в этом романе стала интересна не столько футурологическая или криминальная линия, сколько линия Иосифа Бродского, который, ожив, по велению эзотерических героев романа, подобно Христу, по воде, "аки по суху", ушёл вдаль от людских мерзостей. Поэзия превыше всего...

В нашей традиционной русской литературе вроде было немало добротных книг, добротных авторов, но скажу честно, событийными я бы назвал лишь два.

Первое – это "Поп" Александра Сегеня. Совсем новый, необычный для нас тип героя – священник, служивший на оккупированной территории под присмотром немецких властей и преданный русской идее, русскому народу. Я таких встречал ещё в своих поездках по центрам русской эмиграции в восьмидесятые-девяностые годы: от отца Александра Киселёва до батюшек из русской зарубежной церкви, и от зарубежного тогда еще митрополита Марка до французских монахов из Медона. Все они верно служили России и, как герой романа Александра Сегеня, делали всё для спасения Родины, в конечном итоге, – победы наших войск. И потом, на фоне унылой прозы этот роман радует своей победностью, уверенностью, героикой.

Я посмотрел недавно гениальный фильм "Герой" китайского режиссёра Чжана Имоу – одного из новых гигантов мирового кино. Он в чём-то подобен "Александру Невскому" Сергея Эйзенштейна. Когда страна (в данном случае Китай) побеждает, она побеждает во всём, от космоса до кино, и творцы этой победы воспевают новую героику. Нынешние мои сверстники Чжан Имоу с "Героем" и Чен Кенгу с "Клятвой" – это нечто близкое нашим Пырьеву и Герасимову, Довженко и Эйзенштейну времён державного русского строения. И ничего с ними не поделать…

Тем более важен герой романа Александра Сегеня, который на фоне нашего унылого плача о загубленной России пробует поднять своего героя.

Тем и плохи все иные добротные книги современной русской классической традиции, что они нагнетают уныние, заверяют в гибели России. Я – не большой любитель нынешнего режима, но хочу видеть новых героев. И потому всё-таки главным событием литературного года назову роман талантливейшего молодого русского нижегородского прозаика Захара Прилепина "Санькя". Мне жаль, что этот роман так и не прочитан ни Валентином Распутиным, ни Леонидом Бородиным, ни Василием Беловым, ни Владимиром Крупиным. По большому счету – это именно их преемник, пусть и незаконный. Удививший всех своим романом о чеченской войне "Патологии", сам прошедший эту войну, ушедший к нацболам и даже возглавивший крупную нижегородскую организацию нацболов, он, тем не менее, как писатель учился не у своего лидера Эдуарда Лимонова, а у старой русской классики. По содержанию он как бы продолжает линию последних романов Лимонова, и его молодой герой ведёт бой за русский народ с чиновниками и обнаглевшими омоновцами. Сразу вспоминаются заодно и "Мать" Горького, и "Как закалялась сталь" Островского, но психологически, духовно, да и по языку, по композиции и форме своей (что немаловажно), Захар Прилепин – прямой последователь русской классической литературы. Будь моя воля, я бы наградил автора за роман "Санькя" всеми премиями нашего Союза писателей, но, боюсь, ему не достанется ни одной.